Инерция страха и пассивности

Инерция страха и пассивности

Философия , Политика В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей. В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Валентин Турчин – Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин. В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

ВАЛЕНТИН ТУРЧИН ИНЕРЦИЯ страха ИЗДАТЕЛЬСТВО"ХРОНИКА ВАЛЕНТИН ТУРЧИН ИНЕРЦИЯ страха СОЦИАЛИЗМ И ТОТАЛИТАРИЗМ.

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера. Поделиться в соц сетях Реклама Ссылки для скачивания:

Эти выводы ни на чем не основаны. Напротив, все говорит о тенденции к увековечиванию тоталитарных порядков. Уровень насилия падает по мере того, как общество привыкает к этим порядкам, смиряется с ними. Можно говорить также о смягчении сталинского режима к году по сравнению с м. Но все это является лишь следствием и свидетельством стабилизации тоталитаризма, Основные принципы, на которых зиждется новый строй, не меняются ни на йоту: И те же тюрьмы для непокорных, разве что нет расстрелов.

Инерция страха: социализм и тоталитаризм. Front Cover. Валентин Федорович Турчин. Изд-во"Хроника", - Civil rights - pages. 0.

Социализм и тоталитаризм Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Сущность того, что происходит сейчас в Советском Союзе, может быть выражена следующим образом: Времена Ленина и Сталина были героической эпохой нового общества, когда оно еще только создавалось, и перед его создателями стояла трудная задача: Эта задача потребовала для своего решения моря крови, миллионов человеческих жертв. Ко времени Хрущева она была уже, в общем, успешно решена. Оставалось только ухаживать за новым обществом, аккуратно выпалывая сорную траву и не замахиваясь на гран диозные перестройки.

Методы Никиты Сергеевича не подхо дили для этой цели: Поэтому он и был замещен новыми, нынешними правителями, при которых бесцветность и безликость стали высшими государственными добродетелями.

Реферат: Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются? Я вдруг заметил, что у нас больше нет культа героев, который был характерен для времен моего детства.

С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее (хотя это слово у нас мало принято) — градуалист, сторонник постепенных.

Турчин погружен в кибернетику; она для него венец творения. Он все меряет с позиций кибернетики и возвеличивает человека, но не его дух, а, пожалуй, его ум. В Средние века какой-нибудь неизвестный монах, прежде чем изобразить божественную картину, написать икону, молился, постился, относился к своей миссии как к какому-то великому подвигу. Наконец, писал картину и даже не подписывал ее своей рукой, своим именем. Таков был подход к духовному. Он выражен подлым чевенгуровско-зиновьевским языком, на котором разговаривает передовая советская интеллигенция, образованная в некоем кибернетическом смысле: В значительной мере для меня подход автора к предмету своего творчества — критерий его понимания духовного.

Не Бог, не человек решают вопросы. Все решается наукообразными умозрительными кибернетическими заключениями. И в этом страшная порочность. Если ты на таком чевенгуровско-зиновьевском языке разговариваешь, то надо сказать тебе прямо: Что-то античеловеческое в подаче материала, где все насквозь пропитано марксизмом, где автор не может избавиться от бесконечных ссылок на Маркса.

Идеал Турчина — кибернетическая машина. Она у него наделена всеми совершенствами, которые у нее уже есть и еще будут.

Скачать книгу бесплатно:

Настоящее издание написано заново и является, таким образом, новой работой, хотя и основанной на тех же идеях, что и первый вариант. Я хочу перечислить важнейшие из этих идей:

Эксперты отмечают инерцию блокового мышления в странах" Руководители НАТО в каком-то смысле боятся собственного страха.

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики.

Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям. Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований.

Ясно, что критика, преследующая такие цели, должна быть до известной степени сдержанной.

Инерция страха социализм и тоталитаризм

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются?

Я вдруг заметил, что у нас больше нет культа героев, который был характерен для времен моего детства.

Перевод контекст"инерции" c русский на испанский от Reverso Context: Ряд «клейма позора», дискриминации, страха и бюрократической инерции.

Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей. В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Последнее открытие Государственной Науки: Трехкратное прижигание этого узелка Х-лучами — и вы излечены от фантазии — навсегда. Вы — совершенны, вы — машиноравны, путь к стопроцентному счастью свободен.

Overcoming inertia: how small changes can have big impact


Comments are closed.

Жизнь вне страха не просто возможна, а абсолютно доступна! Узнай как избавиться от страхов, нажми здесь!